Регистрация Вход
Город
Город
Город
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7-499-350-0730 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее

Игорь Иртеньев. Из лирического...


«Она лежала на кровати…»
Она лежала на кровати,
Губу от страсти закусив,
А я стоял над ней в халате,
Ошеломительно красив.
Она мою пыталась шею
Руками жадными обнять,
Ей так хотелось быть моею.
И здесь я мог её понять.

 

„Порой мне кажется, как будто…“
Порой мне кажется, как будто
Вы в грезе мне являлись где-то,
Во что-то легкое обута,
Во что-то светлое одета.
С ленивой грацией субретки,
В призывной позе нимфоманки
Сидели вы на табуретке,
Лежали вы на оттоманке.
Причем ну ладно бы сидели,
Да пес с ним — хоть бы и лежали,
Но не меня в виду имели
И не меня в уме держали.
И не унизившись до просьбы,
Я вас покинул в экипаже,
Хотя и был совсем не прочь бы
И даже очень был бы даже.

 

«Как увидишь над пашнею радугу…»
Как увидишь над пашнею радугу –
Атмосферы родимой явление,
Так подумаешь, мать твою за ногу
И застынешь в немом изумлении.
Очарован внезапною прелестью,
Ёлки, думаешь, где ж это, братцы, я?
И стоишь так с отвисшею челюстью,
Но потом понимаешь: ДИФРАКЦИЯ.

 

„Женщины носят чулки и колготки…“
Женщины носят чулки и колготки
И равнодушны к проблемам культуры.
Двадцать процентов из них — идиотки.
Тридцать процентов — набитые дуры.
Сорок процентов из них — психопатки.
Это нам в сумме дает девяносто.
Десять процентов имеем в остатке.
Да и из этих-то выбрать не просто.

 

Версия
— Не ходи, Суворов, через Альпы,
— Говорил ему Наполеон.
— Здесь твои орлы оставят скальпы,
У меня тут войска — миллион.
Говорю тебе я как коллеге,
Как стратег стратегу говорю,
Здесь твои померзнут печенеги
На конфуз российскому царю.
Знаю, ты привык в бою жестоком
Добывать викторию штыком,
Но махать под старость альпенштоком
Нужно быть последним дураком.
Но упрямый проявляя норов,
В ратной сформированный борьбе,
Александр Васильевич Суворов
Про себя подумал: „Хрен тебе“.
И светлейший грянул, как из пушки,
Так, что оборвалось все внутри: —
Солдатушки, бравы ребятушки,
Чудо вы мои богатыри!
Нам ли узурпатора бояться?!
Бог не выдаст, не сожрет свинья!
Где не пропадала наша, братцы?!
Делай, православные, как я!
И, знаменьем осенившись крестным,
Граф по склону первым заскользил,
Этот миг на полотне известном
Суриков, как мог, отобразил.
Так накрылась карта Бонапарта
Ни за грош, пардон, ни за сантим. …
С той поры мы в зимних видах спорта
Делаем француза, как хотим.

 

„Мужчина к женщине приходит…“
Мужчина к женщине приходит,
Снимает шляпу и пальто,
И между ними происходит,
Я извиняюсь, черт-те что!
Их суетливые движенья,
Их крики дикие во мгле,
Не ради рода продолженья,
Но ради жизни на земле.
И получив чего хотели,
Они, уставясь в потолок,
Лежат счастливые в постели
И пальцами шевелят ног.

 

«Жизнь проходит как-то глупо…»
Жизнь проходит как-то глупо,
Тусклы стали будни.
Съешь в обед тарелку супа
Да тарелку студня.
Ну ещё стакан компота,
Два уже накладно.
Нет, неладно в жизни что-то,
Что-то в ней неладно.

 

«Ничего мне так не надо…»
Ничего мне так не надо,
Ничего мне так не нужно,
Как гулять с тобой по саду
Органично, ненатужно.
Как забывши, час который
И какое время года,
Наслаждаться дивной флорой,
Достиженьем садовода.
Как, обняв тебя рукою,
Чувств отдаться Ниагаре,
Как упасть с тобой в левкои
В ботаническом угаре.
И волос твоих коснуться,
И, как контур, возбудиться,
И забыться, и уснуться,
И вовек не разбудиться.

 

«И неимущим, и богатым…»
– И неимущим, и богатым
Мы в равной степени нужны, –
Сказал патологоанатом
И вытер скальпель о штаны.

 

«Сгущалась тьма над пунктом населённым…»
Сгущалась тьма над пунктом населённым,
В ночном саду коррупция цвела,
Я ждал тебя, как свойственно влюблённым,
А ты, ты, соответственно, не шла.
Я жаждал твоею коснуться тела,
Любовный жар сжигал меня дотла,
А ты придти ко мне не захотела,
А ты, смотрите выше, всё не шла.
Полночный сад был залит лунным светом,
Его залил собою лунный свет.
Сказать такое – нужно быть поэтом,
Так написать способен лишь поэт.
Поэт он кратким должен быть и точным,
Иначе не поэт он, а фуфло.
Короче, я сидел в саду полночном,
А ты, как чмо последнее, не шло.

 

«Будь я малость помоложе…»
Будь я малость помоложе,
Я б с душою дорогой
Человекам трём по роже
Дал как минимум ногой.
Да как минимум пяти бы
Дал по роже бы рукой.
Так скажите мне спасибо
Что я старенький такой.

 

Картина
Какая страшная картина!
Какой порыв, какой накал!
Бежит по улице мужчина,
В груди его торчит кинжал.
«Постой, постой, мужчина резвый!
Умерь стремительный свой бег!» –
Вослед ему кричит нетрезвый
В измятой шляпе человек.
«Не для того тебя рожала
На белый свет родная мать,
Чтоб мог ты бегать здесь с кинжалом
И людям отдых отравлять!»

 

«Любил я женщину одну…»
Любил я женщину одну
Тому назад лет двадцать.
Но у неё был муж дебил,
И нам пришлось расстаться.
А может быть, не прав я был?
Ведь если разобраться,
Ну эка невидаль – дебил,
Так что ж теперь, стреляться?
Нет, видно, всё же прав я был,
Хотя обидно было.
А то б он точно нас прибил,
Чего возьмёшь с дебила?

 

Забытый вальс
Вы играли на рояле,
Тонкий профиль наклоня,
Вы меня не замечали,
Будто не было меня.
Из роскошного „Стейнвея“
Дивных звуков несся рой,
Я стоял, благоговея
Перед вашею игрой.
И все то, что в жизни прежней
Испытать мне довелось,
В этой музыке нездешней
Странным образом сплелось.
Страсть, Надежда, Горечь, Радость,
Жар любви
И лед утрат,
Оттрезвонившая младость,
Наступающий закат.
Слезы брызнувшие пряча,
Я стоял лицом к стене,
И забытый вальс Собачий
Рвал на части душу мне.

 

„Мне для Алки ничего не жалко…“
Мне для Алки ничего не жалко,
— Кто бы там чего не говорил.
Я недавно Алке зажигалку
За пятнадцать тысяч подарил.
Чтоб сумела Алка искру высечь
От которой можно прикурить,
Мне пришлось ей за пятнадцать тысяч
Зажигалку эту подарить.
Приобрел я зажигалку эту
По такой неистовой цене,
Чтобы, прикуривши сигарету,
Вспоминала Алка обо мне.
На свои купил, на трудовые,
Те, что получил за этот стих.
Бабки, прямо скажем, — ломовые.
Алка, прямо скажем, стоит их. (1994 г.)

 

Ряд допущений
Надену я пиджак в полоску,
Или, допустим, брюки в клетку.
Достану с понтом папироску,
Или, допустим, сигаретку.
Поеду к девушке любимой,
Или, допустим, нелюбимой,
Зовут ее, допустим, Риммой,
Или, допустим, Серафимой.
Куплю, допустим, два букета,
Гвоздик, допустим, и пионов,
Или, допустим, два билета
На фильм румынский про шпионов.
Скажу ей, будь моей женою,
Или, допустим, не женою.
Ты будешь счастлива со мною,
Или, допустим, не со мною.
Она в ответ позеленеет,
Или, допустим, покраснеет,
Или, допустим, почернеет —
Значенья это не имеет.
А после скажет, знаешь, Вася,
Или, допустим, знаешь, Петя,
Не для того я родилася
И не затем живу на свете,
Чтоб слушать мне такие речи,
А я на это ей отвечу:
Иди-ка ты заре навстречу,
И сам пойду заре навстречу…
 



Источник: http://lib.rus.ec

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:


        праздно шатающий

Прозектор, безнадежно рыж, уставший от абортов, грыж
Возьмёт себе гипоталамус, а сердце увезут в …

Ответить

Тамара Панферова (ответ Иртеньеву).
Носят мужчины усы и бородки,
И обсуждают проблемы любые.
Двадцать процентов из них - голубые.
Сорок процентов - любители водки.
Тридцать процентов из них - импотенты,
У десяти - с головой не в порядке.
В сумме нам это дает сто процентов,
И ничего не имеем в остатке.

Ответить

Хорошо подмечено))) Браво!

Ответить

Эх, опередили меня...

Ответить

VinniVi

так там еще куча осталось, неопубликованного-то:) Вы запостите!

Ответить

Сочувствую! Вам не повезло в жизни!

Ответить

ахахахахах:)

Ответить

А.МАКАРЕВИЧУ:
Она любила летать по ночам,
Он просто целился и молчал
Выстрелил, после прильнул к окну
Снова сбил с неба с.чку жену

Ответить

ychenik

Иртеньев велик и фанатсмогоричен:)

Ответить

Weisse

Соком живым брызнем,
В солнечный диск метя,
Да — половой жизни!
Нет — половой смерти!

Ответить

Герда

уже было на Городе
но все равно обожаю)

Ответить

День отошел, толи я в Шоушенка?
Газ догорал у меня на плите.
Двое в комнате, я с Порошенко;
И наяву, а совсем не во сне.
Год не прошел, как я переехал.
Значит вопросов неясных полно.
Кто господин он, иль пан он, не въехал?
А впрочем, раз съехал, не все ли равно…
Взгляд хитроватый, немножечко смутный.
В меру упитан, хотя и по мне,
Это в сравнении с неким Балутой.
А надо б поменьше, жрать в этой стране…
Но встав со стула, я мысль ту отбросил;
Я ведь не дома - куском попрекать.
Кто-то худой, от того, что поносил,
Надо поэту, любого понять.
Пан Порошенко, от можа до можа,
Вас величают по-разному все.
Многим так хочется плюнуть вам в рожу,
А для кого-то вы - понад усе.
Пан Порошенко, просить бесполезно,
Коль вы еврей, и немного хохол.
Ведь меж богатым и правдой, бездна.
Сам я, до истины этой дошел.
Год отошел, я отъехал в Израиль,
А Украина, по горло в говне.
Чуть ли попозже, я точно не знаю,
Может и Вальцман приедет во мне….

Ответить

Иртеневу
Прощай, Донецкая республика,
Привет, привет ОУН-УПА.
Свидомая мне ваша публика,
Почти с рождения близка.
Близка идеею нацистскою,
И отвращением к совку;
Такой родной, такою близкою,
И тем, что ставили к виску.
Ты много по себе оставила:
Волынь, Хатынь и Бабий Яр;
Но это общее ведь правило,
И ныне нужен тот угар…
И ты, поэт, там можешь место,
Себе сегодня подыскать.
Ведь ты же из того же теста,
Кого решили закопать.
Что делать, требует идея,..
И ты свой выбор сделал знать.
Прощай, я возражать не смею;
Ведь каждый волен выбирать…

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.